К чему привело бесконечное обновление здравоохранения или сколько времени длится бесконечность?

      Либо развал так кто-то назвал, а может в стране такая платформа?

Мы говорим -  реформа, подразумеваем – развал.

Мы говорим – развал, подразумеваем – реформа.

                                                    Игорь М. Глазов Хуцишвили

                                                                          (врач-офтальмолог, Московская область)

 

       За последние годы мы все чаще  слышим о реорганизации в здравоохранении. О том, что выделяется больше средств на капитальные ремонты  медицинских учреждений, закупки оборудования, то есть о так называемой модернизации здравоохранения, которая должна помочь выстроить новую структуру работы лечебно-профилактических учреждений в стране, чтобы сделать медицинскую помощь более доступной и качественной. Для кого? Для наших граждан, конечно же. Внушает надежду обещание о доступности и качестве. В представлении рисуются красочные картины обновленных кабинетов, комфортных палат, нового  диагностического оборудования.

 

Но обновление затянулось настолько, причем с ухудшением той же самой желанной доступности и качества, что уже возникает вопрос: Когда же оно закончится? Когда наши граждане смогут ровным и не тесным строем войти в светлые и отремонтированные кабинеты врачей, где, по их мнению, должны с улыбкой  ждать  грамотные и доброжелательные медицинские работники?  А куда за эти годы делась добрая половина улыбающихся и грамотных? Практические врачи, так называемые, «рабочие» в медицине за годы реорганизации испарялись и вырождались как класс, переходя в другие профессии или подаваясь в большие города или другие страны за новой жизнью. Виноваты ли они, эти врачи, составляющие основное практическое звено в том, что  не смогли выдержать подобного обновления? И получается, что именно те, кто должен был быть основным хозяином нового здравоохранения, те которые непосредственно работают с населением, из года в год уходили из профессии, по их же словам, куда глаза глядят, лишь бы подальше от этого не поддающегося никакой логике «обновления».

2

 Вернемся в недавнее прошлое. Буквально до 1995 года в городских больницах и поликлиниках не было ни одной вакансии. Интерны и ординаторы стояли в стройных очередях, ожидая освобождения ставок ушедшими в декрет или на пенсию сотрудников. А что значит врач-пенсионер в медицине? То же самое, что выдержанный коньяк – чем дольше, тем дороже. То есть чем старше, тем опытнее и мудрее. Кто ж его отпустит? Да, он и сам  не стремится уходить. Почему же врачи в те времена были на своих местах? Почему пациенты с доверием посещали лечебные учреждения?

Ответ прост: врачи, которых учили только ЛЕЧИТЬ – только и ЛЕЧИЛИ и даже еще и в то время при небольших зарплатах получали удовлетворение от своей работы. Да, была документация, была ответственность в ее точном заполнении. Это отнимало время, но не отражалось на лечебном процессе. И трудности были. Когда их не было в медицине? Но врач оставался врачом. Находил контакт с пациентом, выстраивались доверительные отношения - он лечил  и только лечил!

Что же произошло за годы реорганизации? Казалось бы и новые технологии, и новые методы в диагностике и лечении, а также всеобщая компьютеризация. Ведь все в помощь, работай и радуйся! А радости – то, как раз, и нет. Где врачи? Почему не хотят работать в обновленных условиях? Как это не получается принимать больше пациентов? У каждого работника, даже медицинского  должен  быть свой план. При всем этаком обновлении количество бумаг должно бы уменьшиться, но куда там! Освободилось время для более продолжительного приема пациента?  Ничего подобного!!!

 

Начнем отсчет, как говорится, с начала столетия! Вспомним, как было - у терапевта – 15 минут, у узкого специалиста – 20. Но появилась страховая медицина. Страховые компании наполнились, так называемыми, врачами – экспертами, которые «лучше» знают как и что писать  и в  без того многочисленной врачебной документации. Им было поручено перепроверять работу практических врачей, отрывая их от основной работы – лечить людей.

И тут, кто – то не видимый сократил время приема к врачу. Терапевту выделили аж, 13 минут, узкому специалисту – 15. Как вы думаете для чего? Чтобы сократить очереди в поликлиниках! Что может сделать грамотный врач за такой «огромный» промежуток времени, выделенный на общение с пациентом, постановке диагноза, назначения обследования и лечения, а также оформлением многочисленных бумаг и бумажечек? Куда ему потратить это драгоценное время? Как осматривать пациента и внимательно его слушать, когда ворох «бумазявок» не терпит? Их приказано заполнить, сложить, что-то отдать больному, а что-то оставить для статистики, ничего не перепутать, а потом, уже закончив прием, успеть  сдать, чтобы посчитали количество принятых. Не качество! А количество! А если на прием пришел пожилой человек, которому разъяснить лечение понадобиться не единожды? А если тяжелая осложненная патология?

3

Но, оказывается, 13-15 минут приема это еще для наших чиновников не предел! Очередей не поубавилось, в сравнении с количеством врачей. Сейчас обсуждается 10 минут консультативного времени у терапевта! Допустим. Вы пришли на прием к врачу. Оптимальное время для выслушивания жалоб больного с прицельными вопросами пусть будет 3-5 минут, клинический осмотр 7-8 минут.  Анализ и постановка диагноза 2 мин., назначение обследования с выпиской направлений 2-3 мин., назначение лечения с объяснением действия препаратов 5-7 мин.  Оформление положенной документации 2 мин. Прощание и назначения повторной консультации 0,5 мин. Что получается? В оптимальном режиме прием пациента – 21,5-27,5 мин. Что можно успеть за 10 мин., отведенные «начальниками» на прием одного пациента и можно ли это назвать консультацией врача-специалиста?

       Мало того, во время приема его вытянут в конференц – зал для объявления нового приказа, который может быть и новый, а может исключающий действия старого, который зачитывали всего полгода назад, но кому-то в нем что-то не понравилось и придумав заменяющее «необыкновенно полезное» его решили обновить. И оратор, который тоже живой человек, и тоже не может разобраться, в чем состоит «полезная новизна», растягивая время, спотыкается в донесении нового материала и исключающих друг друга формулировках, превращая мини-конференцию в макси. А потом, возвращаясь с подобных затянувшихся «нужных» мероприятий, еще и выслушивать обоснованное недовольство заждавшихся больных людей, претендующих на ему положенные теперь уже, наверное, 10 минут общения с врачом. Только самый резвый врач успеет до окончания работы поликлиники «пролечить» и отправить восвояси огорченных отсутствием внимания к себе пациентов. И глядя на такое отношение, какой из больных людей  проявит свое доверие  врачу? Будет ли он принимать назначенное лечение, когда не успел понять и запомнить, что за лекарство ему назначено и отчего? А если будет, то в течение какого времени? И как, а тем более у кого спросить о побочных действиях препаратов? И захочет ли он вновь прийти на повторный прием и повторить свой предыдущий подвиг? Тут на «помощь» приходит единственный неутомимый лекарь страны – радио и телевизионная реклама! Ну, кого не подкупят приятные лица на  экране, улыбающиеся от счастливого выздоровления в считанные секунды и убедительный голос за кадром, советующий приобрести чудо-препарат?  Только отчего же «помолодел» инсульт и инфаркт миокарда, почему увеличилось количество внезапных смертей?

 

      Сейчас мы говорим о недоверии больного врачу, о его агрессии, о приверженности в приеме назначенного лечения, о недоброжелательном и безразличном отношении врача к больному. Кто допустил подобную ситуацию? Реформа? 

«Чтобы разрушить общество, достаточно привить в нем нелюбовь к ближнему».  Игорь (М.Глазов) Хуцишвили.

И следствием всего этого является увеличившиеся цифры статистики многих хронических заболеваний и повышенная смертность населения.    

4                                           

                                                              Когда блюстители закона       

                                                              Перестают его блюсти,

                                                              Тогда закон от беззаконья

                                                               Не сможет сам Господь спасти.

                                                                                  Игорь( М. Глазов) Хуцишвили

            

       Кто во всем этом виноват? И нужно ли тратить время на поиски виновных? В измученных головах больных людей бьются мысли: «Вот какие у нас врачи – только чаи гоняют весь день. Никому мы не нужны!»  А так ли это? Давайте разберемся и поговорим о врачебной профессии. Всем известно, что специалисты бывают разными. Кто лучше, а кто хуже подготовлен в своей области. Повар повару рознь, сапожник сапожнику и, конечно же, врач врачу тоже бывает рознь, хотя, казалось бы, и учились в одном институте, и в одно время, да еще и у одного педагога. Понятно, что быть очень хорошим человеком не означает быть лучшим в своей профессии. И уж точно наоборот, звание лучший специалист – это еще, а может и никогда, не  будет означать, что это еще  милосердный и сострадательный человек.

 

      Главное во врачебной профессии – это приобретенные знания и  душевные качества, моральные устои, его ответственность в выбранной им работе. Вы задумывались о том кто они, эти люди, которые, порой забывая себя и свои семьи, готовы с головой окунуться в проблемы чужих людей? Что ими движет? Все очень просто. Это те, кто не может жить вне своей профессии, не взирая ни на какие реформы. Это те, которые никогда, не смотря ни на что, не изменят себе и той миссии, которую несут перед Богом и людьми.

При любых обстоятельствах они будут продолжать лечить обратившихся к ним больных людей, находя индивидуальные подходы к каждому, учитывая их сопутствующие заболевания и побочные действия лекарств, а главное, отдавая этому максимальное время своего приема.

 

       Каждому из нас, дожившему до почтенного возраста, придется оглянуться назад и уже с помощью одной только совести понять: Кто или Что ты был в этой жизни...

                                               Что может быть печальней и грустней,

                                               Чем обнаружить на исходе дней:

                                               Всю жизнь, что в долгий ящик отложил,

                                               Ты просуществовал, а не прожил.

                                                    Игорь (М. Глазов) Хуцишвили

 

Член Российского кардиологического общества О.В. Яворская